• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: евреи (список заголовков)
10:01 

Мукачево, вне серии. За что убили Валленберга, моя версия.


Я решил небольшой текст и две фотографии из Мукачево вынести в отдельный пост, уж сильно они не в стиле.

(Read more ...)


@темы: Валленберг, Евреи, КГБ, Мукачево, Расследование

12:13 

Vive le Russe sans bolcheviques, или евреи за белых

Оригинал взят у gabblgob в Vive le Russe sans bolcheviques, или евреи за белых

Я тут случайно набрёл на дивный ресурс. Утащил оттуда заметку, которую хочу предложить вашему вниманию. Посвящается круглой дате — приближающейся 95-й годовщине наступления Белой армии на Царицын.




На просторах интернета действуют любопытные сообщества. Их содержание в целом тривиально. Это куча набивших за 20 лет оскомину штампов и клише. Ну разве что просто запредельное количество религиозного мистицизма и оккультизма способно произвести некоторое впечатление на неофита.


Не будет преувеличением сказать, что идеологи таких пабликов, пожалуй, дальше всех на россиянском реакционном поле продвинулись в деле погружения в мир собственных галлюцинаций и достаточно оригинальных фантазий, регулярно выдавая на-гора отвалы первокласснейших около-религиозных измышлений, вроде убеждения в собственном божественном происхождении или таких невинных вещах, как постоянные параллели с дореволюционным казачеством, перемежаемые пещерной ненавистью к христианству в целом, невзирая на то, что казачество было сильно христианизировано. Впрочем, логика всегда была не в чести у российских (язык не поворачивается назвать сих господ русскими) ксено-националистов и фанатов III рейха.


Однако довольно о духовных поисках этих новоявленных кшатриев. Всем, кто мало-мальски мониторит отечественный националистический интернет, давно понятно, что данные субъекты по праву должны занять свое место рядом с такими титанами духа, как представители секты скопцов, или, на крайний случай, хлыстов. Ну а простой крестьянский парень, работяга и умница Антон Иванович Деникин называл подобных субчиков просто и ёмко — «мракобесы и пораженцы».


О нём, к слову сказать, дальше и пойдет речь. К радости всех любителей отечественной истории, вышеупомянутые «мракобесы и пораженцы» выкладывают не только бредни сумасшедших псевдо-философов, вроде барона Эволы, и религиозные измышления о том, от кого НА САМОМ ДЕЛЕ™ произошел белый человек. Порой, обложившись школьными учебниками истории, распечатками брошюры Der Untermensch и шприцами с андроболом (в здоровом теле здоровый дух!), эти горе-историки принимаются штамповать удивительные по красоте слога побасёнки про благородных варягов из донских станиц которые во славу арийских богов громили превосходящие орды жидобольшевистского отродья, про дебошира и главаря интернациональной разбойничьей ватаги, то есть, простите-простите, арийского паладина Унгерна, Последнего Рыцаря Империи. Ну, а центральное место в этом мифотворчестве занимает идея о том, что белое движение есть эталон священного арийского братства, по образу и подобию коего Адольф Гитлер лепил свои знаменитые дивизии СС, да и вообще, Россия — родина слонов, и национал-социализмом у нас тут увлекались задолго до того, как это стало мейнстримом и добралось до берлинских кабаков.


По большому счёту, следовало бы, конечно, сделать скидку на известную религиозную зашоренность «мракобесов». Ну, в самом деле, какой смысл спорить с человеком, утверждающим, что нет бога, кроме Аллаха, или уверенным в том, что корень всех бед есть срамной уд? Гораздо разумнее любезно предложить ему опасную бритву, а самому бочком, бочком, да прочь от бесноватого. Но мы здесь все-таки объединены праведной миссией нести людям правду и свет социальной и национальной справедливости, и не можем пройти мимо столь абсурдной лжи.


Думаю, ни для кого не секрет, что далеко не последнее место в белом движении в гражданской войне занимали представители кавказских народов, ну то есть те самые чурбаны, и звери, ставшие врагом №1 для всего «правого» движения. Но наличие кавказских подразделений далеко не первое «пятно» на мундире белогвардейских вояк, и без того измаранном заигрываниями и повсеместным прогибанием под зарубежных интервентов. Хотя сами белогвардейцы с большой теплотой и почтением вспоминали об этом весьма кошерном «пятне».


Генерал белой армии Деникин в своей книге «Путь Русского офицера» писал: «…нужно отметить геройскую деятельность офицеров-евреев, самоотверженно боровшихся с осквернителями России».



Деятельность евреев-белогвардейцев, офицеров и солдат, отмечена во всех Белых армиях, включая казачьи и чехословацкие части. Последними даже в городе Самара 9 июня был издан «Приказ N 6», воспрещавший «возбуждение национальной вражды и призывы к погромам» и угрожавший погромщикам «расстрелом на месте».


У белогвардейского атамана Семенова на Дальнем Востоке сражалась отдельная еврейская сотня. Она так и называлась — «Иудейская сотня». И после поражения Семенова и отступления его отрядов в Китай, евреи продолжали принимать участие в антикоммунистической деятельности с территории этого азиатского государства. Так, В.С. Слуцкий, офицер семеновских войск, остался при атамане Семенове после расформирования недолго просуществовавшей в Чите еврейской роты.


Евреи большевики беспощадно боролись с буржуазными элементами — евреями сионистами и религиозными евреями, запрещали изучение иврита и торы, закрывали синагоги и конфисковывали собственность у еврейской буржуазии, поэтому действия большевиков не могли вызвать у религиозного еврейства чувство одобрения. Об этом пишет, например, один из крупнейших специалистов по русской истории Олег Будницкий: «Евреи поддержали белое движение и финансово. Например, один из лидеров ростовских евреев — предприниматель Абрам Самойлович Альперин вручил атаману донских казаков генералу Алексею Каледину 800 тысяч рублей на формирование казачьих партизанских отрядов. И потом сам служил некоторое время начальником отдела пропаганды в одном из таких отрядов. В своей пропагандистской деятельности Альперин выдвинул лозунг, который пользовался особой популярностью: «Лучше спасти Россию с казаками, чем потерять ее с большевиками».


Также купец 1-й гильдии, Борис Абрамович Гордон, стал человеком, профинансировавшим части еще не сформировавшейся Белой Армии. Так как Временное правительство сняло для евреев все ограничения Российской Империи, то многие поступили в юнкерские училища и были участниками защиты Зимнего дворца. Надо сказать, что евреи сыграли в нем совсем не ту роль, которая стала им позднее приписываться юдофобами всех мастей. Налицо впечатление общей неразберихи, насилия и анархии, царивших в те дни в Петрограде. Евреи оказались не только среди тех, кто в ту роковую ночь свергал Временное правительство. Были они и в рядах его защитников.


Наиболее боеспособную группу могли представлять казаки. Но вскоре почти все они покинули дворец, оставив там часть своего вооружения юнкерам. В Зимний казаки пришли с боевым настроением обороняться от Ленина, ибо у него вся «шайка из жидов». Но вскоре «еврейский» фактор опять изменил их настроение: они увидели, что обороняющиеся не представляют сколько-нибудь реальной силы. Тогда казаки заявили, что и Временное правительство состоит «наполовину из жидов», а защищают его и Зимний только «жиды, да бабы», «а русский народ там с Лениным остался».


Среди защитников Зимнего от захвата революционными элементами, оставшихся до конца верными Временному правительству, большинство составляли юнкера, среди которых было немало евреев: Гольдман, Шварцман, Шапиро, братья Эпштейн и другие. После падения самодержавия и ликвидации всех форм дискриминации евреев еврейская молодежь устремилась в юнкерские училища, еще недавно закрытые для приема евреев. Еврейские газеты сообщали, что «люди, ворвавшиеся в Зимний дворец по приказу Троцкого-Бронштейна, выкрикивали с яростью: «Дайте нам жида Керенского!». Солдаты-сторонники большевиков считали, что первым делом после переворота и захвата Зимнего надо «бить жидов», а на замечание, что и среди большевиков евреи тоже есть, отвечали: «Спасибо, научили, а теперь они нам ни к чему!»


Также стоит отметить, что среди участников знаменитого Ледяного похода Белой Армии тоже были евреи. Один из именитых — Фёдор Исаакович Баткин.


Собственно, для чего мы это освещаем — немудрено, что за такие опусы нас могут назвать «пособниками жидабольшевизма», но мы развенчаем заранее этот ярлык: мы не поддерживаем большевиков, ввиду узурпации ими власти и установления антинародной диктатуры. Цель — незаангажированный анализ. Нас удивляет то, с какой безудержной ненавистью сторонники белогвардейщины и монархии бросаются на любые революционные элементы в период гражданской войны, обвиняя их в соучастии с евреями, в то время как само белое движение на местах спонсировалось евреями и в нем принимали участие целые подразделения, состоящие из них. Националисту незачем опираться на мифотворчество ограниченных сект, рассказывающим, что белое движение спасало Россию-мать от «еврейской чумы», в то время как сами евреи защищались от большевиков, вступая в ряды Белой армии.


© Falange Oriental


























if (jQuery.VK)jQuery.VK.addButton("vk_like_460276940",{"pageUrl":"copy-post.livejournal.com/31155.html","pageTitle":"Vive le Russe sans bolcheviques, или евреи за белых","verb":"1","pageDescription":"Оригинал взят у gabblgob в Vive le Russe sans bolcheviques, или евреи за белых Я тут случайно набрёл на дивный ресурс . Утащил оттуда заметку, которую хочу предложить вашему…","type":"mini","pageImage":"wp.gabblgob.net/wp-content/uploads/2013/07/0710..."});





















@темы: Гражданская война, Евреи, Революция

21:32 

Избранные комментарии по арабо-израильскому конфликту

Сори, не указывал авторов, если что - пишите, поставлю ссылку.

1. Племя каннибалов центрально-африканской республики с радостью решит проблему
палестинских беженцев.

2. Если Израиль вдруг переедет в Антарктиду, палестинцы последуют туда же. Чтобы мучиться.

3. Не надо палестинцев добивать, пусть живут и воняют. Израильтянам повезло иметь таких соседей.
Всегда в тонусе, тренируются, бегают-прыгают, науку двигают, новое оружие изобретают, дружат, помогают слабым – приятно посмотреть на людей.

4. Встретилось искреннее восхищение способностью "палестинцев" "побеждать":
"Даже если вставить им в жопу палку по самые гланды, они потом будут радоваться победе: 1. Палку в итоге вынули; 2.Палка испачкалась."

5. Еще в середине июня, на крупнейшей выставке оружия в Париже в павильоне Рафаэля было самое большое столпотворение -- все посетители жаждали посмотреть на новые, потрясающие противоракетные системы "Iron Dome" ("Железный Купол"), самое большое достижение современной противоракетной обороны. Но к концу шоу, Рафаэль, как оказалось, не заключил ни одной сделки по продаже этой системы. Хорошо продавалась система "Хец" ("Стрела"), другие противоракетные системы шли тоже неплохо - Iron Dome не двигался. Тогда они связались со своими крупными клиентами, серьезными клиентами, и спросили, в чем тут дело. И клиенты ответили, что никому, кроме Израиля, не придет в голову пользоваться этой штукой. Потому что любая нормальная, здравомыслящая страна, в случае, если какие-то хулиганы стали бы использовать ракеты для нападения на ее гражданских лиц, послала бы армию и просто поубивала бы их нахуй.

6. "Самое грозное оружие у арабов - язык. Им они сбивают наши самолеты, вертолеты, берут в плен летчиков и побеждают в войнах."
Илья Войтовецкий.

Дальше будет. Я уверен :)


@темы: Арабо-Израильский конфликт, Арабы, Евреи, Израиль, Облачный столп, Палестина, Юмор

12:37 

Кто и откуда бежал

«Палестинские беженцы».  Откуда взялось это выражение? Куда и откуда они бежали? Почему? Об этом и пойдет сегодняшний разговор.

Начнем  с того, что признаем — проблема “палестинских беженцев” — это крупнейший проигрыш Израиля в информационной войне. В этом деле арабы при поддержке ООН оставили нас далеко позади себя.  Если прислушиваться к мнению наших оппонентов, то без решения этой проблемы Израиль вообще не имеет право на существование.

Итак, откуда взялись палестинские “беженцы”? 


Год 1947.  29 ноября  ООН приняла решение о создании еврейского и арабского государств в Палестине. Евреи свое государство создали, арабы — отказались. И 15 мая 1948 года армии Египта, Сирии, Иордании, Ирака и Ливана вторглись на территорию только что созданного еврейского государства Израиль.

9 марта 1949 года израильские войска подняли Государственный флаг над южным портом — Эйлатом. В этот день война за Независимость закончилась. Слава Б-гу, нашей победой.

Мы же с вами отправимся сейчас в прошлое – между ноябрем 47-го и маем 48-го. Арабские страны начали готовиться к войне сразу же после резолюции ООН. Появились призывы к арабскому населению, жившему на территориях, где должен был возникнуть Израиль. “Победа обеспечена,- говорилось в тех призывах,  - но добиться ее можно будет гораздо легче и с меньшими потерями, если местное арабское население освободит путь. Оно вернется вслед за победоносными арабскими войсками не только к своим домам и имуществу, но еще получит дома и имущество побежденных и уничтоженных евреев”. Сказано — сделано. Кому не хочется гордо войти в свой город вместе с победоносной армией и завладеть имуществом поверженного врага?! Перспектива не из последних.

Арабы начали готовиться к мероприятию.

Самые состоятельные,  не дожидаясь открытых военных действий, уже в декабре 1947 и в начале 1948 года покинули свои дома. Газета “Аш Шааб” писала 30 января 1948 года: «…люди, покидающие свой дом и свое дело, чтобы жить в другом месте… С первыми признаками бедствия они уносят ноги, чтобы не оказаться в огне борьбы». В начале весны  давление на арабское население резко усилилось: их просили покинуть морское побережье, чтобы не создавать трудностей вторжению арабских армий. Еще не существовало Государства Израиль, еще власть принадлежала англичанам, но уже более 200 тысяч арабов покинули побережье.

Писали газеты. Вещало радио.

Только цитаты. Без комментариев.

Джордж Хаким, греко-католический епископ Галилеи в интервью бейрутской газете «Цде аль-Жануб» (16 августа 1948 г) сказал: «Беженцы были уверены, и их официально поддержали в этой уверенности, что уходят они ненадолго и скоро, через неделю-две, вернутся. Их лидеры обещали им, что арабские армии в два счета уничтожат «сионистские банды» и нет никакой опасности, что они уходят надолго».

Лондонский еженедельник «Экономист» (2 октября 1948 г.): «Из 62 тысяч арабов, живших в Хайфе, осталось не более пяти-шести тысяч….Главной причиной были декларации и воззвания Высшего арабского совета, требующего от арабов покинуть свои дома и хозяйства… Ясно давали понять, что арабы, которые останутся в Хайфе под властью евреев, будут рассматриваться как изменники».

Арабская радиостанция Ближнего Востока, вещавшая с Кипра (3 апреля 1949 г): «Мы должны помнить, что Высший арабский совет поддерживает уход арабов, проживающих в Яффо, Хайфе и Иерусалиме».

Секретарь Лиги арабских стран в Лондоне Э. Атия (в книге «Арабы», Лондон, 1955): «Это всеобщее бегство явилось большей своей частью выражением веры арабов в широковещательные сообщения и призывы совершенно лишенной чувства реальности арабской печати и в безответственные выступления некоторых арабских лидеров, обещавших, что в течение короткого времени евреи будут разбиты армиями арабских стран, и арабы Палестины смогут вернуться на свою землю…».

Эмиль Гури, секретарь Высшего арабского совета (интервью лондонской «Дейли Телеграф» в Бейруте 6 сентября 1948 г.): «Не хочу никого обвинять, хочу лишь помочь беженцам. Положение, в котором они оказались — непосредственный результат действий арабских стран, выступивших против разделения и создания еврейского государства. Арабские государства единодушно согласились с этой политикой, и они обязаны участвовать в решении проблемы».

Газета “Фаластын”, Иордания (19 октября 1949г.): «Арабские государства поддерживали арабов в их решении временно оставить дома, чтобы не мешать вторжению арабских армий».

Премьер-министр Ирака Нури Сайд: «Мы разгромим эту страну с помощью нашего оружия и сотрем с лица земли любое место, в котором захотят спрятаться евреи. Арабы должны переправить своих жен и детей в безопасные районы до окончания боев».

Хабиб Исса, пресс-атташе Лиги арабских стран (ливанская газета «Аль Хода», 8 июня 1951 г): «Генсек Лиги арабских стран Азам Паша заверил арабов, что захват еврейских земель и оккупация Тель-Авива будет просто военной прогулкой. Он подчеркнул, что арабские армии уже стоят на границах и что миллионы, которые евреи вложили в экономическое развитие, станут легкой добычей арабов, ибо дело стоит за немногим: сбросить евреев в Средиземное море. Арабам Палестины дали братский совет: оставить дела, земли и имущество и ждать своего часа в соседних братских странах, пока арабская артиллерия не сделает свое дело».

Высший арабский совет (Коммюнике в Лигу арабских стран, 1952, Каир): “Некоторые из арабских лидеров в арабских странах возвещали, что они благословляют эмиграцию арабов в соседние страны до момента полного захвата земель Палестины. Многие из арабов были обмануты этими воззваниями».

Итак, подогреваемые своими лидерами, запуганные жуткими рассказами о “зверствах евреев”, а главное, согреваемые надеждами в скором будущем получить и свое, и чужое добро, арабы, жившие в Палестине, ударились в бега еще до начала войны.

Генерал Глабб Паша («Дейли мейл», Лондон, 12 августа 1948 г): «Арабские граждане были охвачены паникой и повели себя позорно. Часто села оставлялись задолго до того, как до них докатывалась война».

Четверть миллиона арабов оставили территорию Государства Израиль в конце весны и в начале лета 1948 года. Лидеры арабов подчеркивали добровольный характер отъезда и гордились этим. Сейчас, правда, слово “добровольно” благополучно кануло в Лету, и его уже никто не упоминает. Кеннет Билби, американский корреспондент в Израиле в 1948 году (книга «Новая Звезда на Ближнем Востоке», Нью-Йорк, 1950): «Бегство арабов… поддерживалось большинством арабских лидеров и всем Высшим арабским советом в Эрец-Исраэль. Первую волну поражения арабов они считали временным явлением. Если арабы убегут в соседние страны, это заставит народы этих стран сделать большее усилие в поддержку вторжения. А когда оно завершится, беженцы смогут вернуться в свои дома, да еще присвоить имущество евреев, сброшенных в море».

Короче, примерно ясно, что происходило с арабами. Прошу заметить, слово “палестинцы” не присутствует ни в одном тексте. Оно попросту тогда еще не существовало.

А что евреи? Как они реагировали на это массовое бегство?

Евреи просили арабов не уходить…

«Деликатность евреев не имеет логических границ». Это не мои слова, но я с ними полностью согласна. Правда, слово «деликатность» я бы заменила чем-нибудь покрепче, типа «слепота» или даже «маразм». В то время, как арабы только и ждали момента уничтожить всех евреев «где бы они ни прятались» и завладеть их имуществом, евреи умоляли арабов не покидать свои дома, не бежать, принимая бешеных волков за библейских овечек. Епископ Галилеи Хаким заявил секретарю Американского христианского палестинского Совета Карлу Бару: «арабы Хайфы бежали несмотря на то, что еврейские местные власти гарантировали им безопасность и права как гражданам Израиля» («Нью-Йорк геральд трибюн», 30 июня 1949)

Из отчета штаба британской полиции в Хайфе (26 апреля 1948 г.): «Евреи стараются всеми силами убедить арабских жителей остаться, продолжать нормальную жизнь, открывать магазины и конторы, ничего не бояться…».

Но… «длинный караван вышел вчера из Хайфы в Бейрут. Отъезд морем не прекращается. Евреи все еще стараются убедить арабское население остаться в городе и продолжать нормальную жизнь… Еще один караван вышел из Тират-Хайфа в Иорданию. Отъезд морем продолжается. Все портовые причалы полны беженцами». Высший арабский совет через два года писал Лиге арабских стран: «Военная и гражданская администрация евреев, их представители выразили глубокое сожаление по поводу решения арабов покинуть места жительства. Мэр города Хайфы (еврей) обратился к делегации арабов с призывом отменить решение».

Но они бежали. Теперь, несмотря ни на что, оказывается, что мы в этом  виноваты, и должны им платить. Израиль виноват в том, что он победил в войне и лишил возможности беглецов завладеть имуществом своих растерзанных граждан. Большего абсурда придумать трудно, но еще абсурднее, что это «катит» и поддерживается не только мировым сообществом, но и многими левыми деятелями в самом Израиле.

Короче, кто бежал, кто не бежал. Сейчас нас интересует вопрос, сколько все-таки удрало?

По данным британских источников в западной Эрец-Исраэль в 1947 году проживали миллион двести тысяч арабов (по данным независимых источников, эта цифра явно завышена и составляла 800-900 тысяч). По данным тех же британских источников, арабов на территории провозглашенного Израиля приходилось 561000. После окончания войны в 1949 году в Израиле осталось 140 тысяч арабов. Следовательно, покинули страну где-то не более 420 тысяч арабов. Фарис аль-Хури, представитель Сирии в Совете Безопасности ООН, в мае 1948 года называл цифру беженцев в 250 тысяч. Э. Гури, секретарь Высшего арабского совета, сообщил 6 сентября 1948 года, что в середине июня было 200 тысяч беженцев, к концу июля их число достигло 300 тысяч. Специальный представитель ООН в Эрец-Исраэль граф Бернадотт сообщил в ООН 16 сентября 1948 года о 360 тысячах арабских беженцев, включив сюда и 50 тысяч на территории Израиля (документ ООН А1648). После июля 1948 года еще 50 тысяч арабов ушло из Галилеи и Негева. Жалко, что не все (реплика автора).

Позвольте, а откуда же взялись миллионы? Именно о них  нам все время твердят.

Проживало меньше миллиона, а беженцев — миллионы. Хитрая такая арифметика, можно сказать, фантастическая.

А ларчик открывается совершенно просто.

Как считали беженцев? Пришел, сказал: “Я беженец” и достаточно. Не было тогда ни паспортов, ни удостоверений, ни даже водительских прав. Как только заявил, что беженец, сразу ООН начинала оказывать довольно внушительную материальную помощь. Помните анекдот “Халява, сэр!”? А кто от халявы откажется? Любой араб мог записаться как беженец. И в лагерях беженцев число “несчастных” начало расти как на дрожжах. В декабре 1948 года, когда число беженцев не превышало 425 тысяч, руководитель Агентства ООН для помощи беженцам сэр Рафаэль Чиленто сообщил, что он кормит 750 тысяч человек. Через семь месяцев, согласно отчету начальника полевых служб ООН, это число возросло до миллиона!

Э. Гури в речи в ООН назвал число беженцев в два миллиона. Выступавший после него представитель Ливана Надим Димешки сказал, что было изгнано (кем, евреями???) «более миллиона арабов. Через четыре дня представитель Судана говорил уже о «полутора миллионах беженцев». Во всех выступлениях арабских представителей никогда не звучали цифры менее миллиона (чего мелочиться-то?), но сочиняли они эти цифры каждый на свой лад в зависимости от аппетита. Вот такая “статистика”!

До войны ВСЕГО проживало не более миллиона?! Ну и фиг с ним. Какая разница, сколько их было на самом деле? Главное, сколько потребовать. Евреи? Евреи в своем благодушии и поставленном с ног на голову чувстве долга перед чужими (на своих это не распространяется ни в коей мере) все скушают. Ведь никого не удивило, никто не задавал вопросы, что вообще арабов на всей территории до войны проживало не более миллиона,  сектор Газа попал под власть Египта, Западный берег с Иерусалимом — под власть Иордании, Голаны — под власть Сирии. Откуда же могли возникнуть миллионы беженцев? Государство Израиль-то занимало буквально клочок территории и далеко не все арабы покинули свои дома и бизнесы? Вот они, чудеса арифметики

Чем дальше в лес, тем злее партизаны.

Международный Красный Крест потребовал признавать беженцем всякого араба даже на территории Израиля и предоставлять ему помощь у него дома.  Так еще сто тысяч арабских граждан стали “беженцами”.

Перешедшие в своей наглости все границы, Египет и Иордания потребовали, чтобы в списки беженцев были включены все арабы, которых сочтут нуждающимися в помощи как жертв войны 1948 года.

И все молчали и соглашались.

Все как-будто забыли, что именно эти страны и развязали войну и именно они призывали арабов покидать свои дома и потому именно они обязаны оказывать помощь жертвам своей авантюрной войны!  ООН  примирилась с этим требованием  и стала главным соучастником фальсификации. Еще интересная деталь в духе «тонкого» арабского востока: правительства арабских государств запретили  Агентству ООН  заниматься удостоверением личности «несчастных», а посему так никогда и не было выяснено, кто же в списках живой, а кто давно умер… Агентству не разрешили вести расследование и бороться против массовой подделки продовольственных карточек, их купли и продажи, ставшей широким бизнесом на Ближнем Востоке.

Руководитель Агентства в отчете в 1950 году писал: «Есть основания верить тому, что смерть чаще всего скрывают, чтобы семья продолжала получать продовольствие на умершего» (Документы ООН, А1451). В октябре 1959 г.: «Список на продовольственные карточки только в Иордании включает 150 тысяч человек, не имеющих права на их получение, и еще множество умерших. Большинство значащихся в списках людей, живут и работают как рядовые граждане и в то же время продолжают получать продовольствие и медицинское обслуживание за счет налогоплательщиков всего мира». Вот такие «жертвы» «еврейской агрессии»!

Казалось бы, весь этот идиотский узел можно было разрубить одним махом — не разрешаете проверять достоверность получаемой помощи и списков «беженцев» и «жертв войны», значит, с завтрашнего числа всякое поступление помощи прекращается, налогоплательщики всего мира не желают выбрасывать деньги на ветер. Но это никто не сделал. Кто будет связываться с арабами? Кому хочется их гнев на себя навлечь? Лучше и спокойнее евреев за глотку держать. Во-первых, им не привыкать, во-вторых, они по природе мазохисты, с радостью эту самую глотку подставляют, в-третьих, с их перевернутым сознанием, глядишь, что-нибудь и выгорит…

В статье использованы материалы Давида Гениса

Ретранслировано ЙЕХУДИнфо с сайта  Тема357

ЙЕХУДИнфо намерено снабдило текст фотографиями еврейских беженцев из мохаммеданских стран, о чем пойдет речь в нашей ближайшей статье. Фото из интернета.






@темы: Арабы, Евреи, Израиль, Интересное, Правда про "палестинцев"

14:55 

В Коране нет и намека на мир

Статья хоть и старая, будет очень полезна для тех, кто считает, что у мусульман мозги работают так же, как у европейцев и что они понимают "европейские ценности". Пора понять, что обычаи народов мира не отграничивается обычиями того места, где ты родился, а логика и ценности у разных существ, обьединенных нашей наукой под общим название "Хомо сапиенс" могут отличаться друг от друга не менее чем от эмпирических насекомоподобных инопланетян. И что не факт, что человек подтвердивший, что понял тебя правильно, понял тебя именно так, как ты хотел. И что человек может не просто обманывать глядя прямо в глаза и улыбаясь, но и гордиться этим. И еще больше будет гордится, если выпросив прощение вместо честного боя, воткнет тебе нож в спину, как только ты повернешься. Такая вот разная логика и ценности.
Asket.

- Когда я спросил своего ученика Азми Абу Сауда, студента нашей кафедры, кстати, племянника Арафата: "Какого мира вы хотите?", - говорит Моше Шарон, - он, не задумываясь, ответил: "Разве речь идет о мире?.. Речь - лишь о временном прекращении огня". Такова логика величайшего недопонимания смысла "договоров Осло" и всего, что из них следует... 
Их терминология совершенно не похожа на характерную для европейцев, - продолжает профессор. В арабском языке много нюансов. Чтобы правильно понять смысл арабской фразы надо учитывать контекст, следить за интонациями. Не все, что вы слышите, следует воспринимать буквально. Большинство израильских политиков совершенно невежественны в трактовке мировоззрения наших врагов и тем более - мировоззрения палестинцев. Когда политика страны строится на невежестве, она оказывается на курьих ножках. Это - вполне точный образ израильской политики во взаимоотношениях с палестинцами...



Так, с шокирующего монолога профессора Моше Шарона, арабиста кафедры востоковедения Еврейского университета в Иерусалиме начался разговор. 

- Неужели мусульмане действительно хотят править миром? Пугающая перспектива... 
- Если не понимать основы культурного мира мусульман, не понимать, чем их мир отличается от нашего, подобная идея вызывает недоумение. Но нам следовало бы знать: это - фундамент ислама. И светские арабы, и мусульмане-фундаменталисты преследуют одни и те же цели, произрастающие из одного корня, который называется ислам. 
Законы ислама построены на двух незыблемых основах - Коран и "прецеденты". Под словом "прецеденты" подразумевается жизнь Мухаммеда. Все, что сделал Мухаммед, в глазах мусульман - директива для исполнения. Он, согласно идеям ислама, не мог ошибаться, поэтому во всех поколениях подчиняются законам ислама (по-арабски - шариа), у которых два источника: с одной стороны, - Коран, с другой стороны, - Суна, своего рода комментарии, разъясняющие указания. Это распространяется на гражданские, государственные законы. На этом основано уголовное право. На этом зиждется арабское мировоззрение, законы арабских стран, законы войны и мира. 

- Но израильские политики считают, что Коран и Суна далеки от современной реальности... 
- Это - ошибка. И самое страшное, что она породила беспочвенную идею "построить новый Ближний Восток"... Мы, евреи, ведем диалог сами с собой. Наши представления о Ближнем Востоке - плод нашего воображения. Они совершенно не связаны с реальностью и не учитывают устремления окружения, в котором мы живем. Шимон Перес написал книгу "Новый Ближний Восток" и верит в собственное "послание потомкам"... В арабском мире усмотрели в этой книге доказательство злодейского замысла евреев - распространить свою власть на весь арабский мир. 

- Действительно, арабы отреагировали на книгу Переса неадекватно. Рассказывают, что Президент Египта Мубарак, услышав об этой книге, спросил: "Что же будет со старым Ближним Востоком? Что в нем евреям не нравится?" И в этом его вопросе прозвучало чувство ревности... Но мусульмане все же реалисты, они не пытаются ухватить то, на что у них не достает сил. 
- Но это не означает, что с них снимается обязанность воевать. Наоборот, мусульмане должны вести войны до тех пор, пока ислам не покорит весь мир. Арабы, подчеркиваю, не собираются превратить всех людей в фанатичных мусульман, которые молятся в сторону Мекки по пять раз в день. В исламе нет миссионерства. Их цель состоит в том, чтобы весь мир оказался под властью ислама, признал его господство. Они делят мир на две части: "дом войны" и "дом ислама". Современный мусульманский мир они называют "домом ислама". Часть мира, которую они стремятся покорить, пока называется "домом войны". 
Любая территория, которая в какой-либо исторический период находилась под властью мусульман, навеки считается мусульманской землей. Поэтому образование государства Израиль на территории, которая некогда принадлежала мусульманам, для них - исторический переворот. Мусульмане в принципе не могут принять этот факт. При этом они остаются политиками-реалистами... Они не спешат. И действуют, исходя из конкретных ситуаций, учитывая соотношение собственной военной силы с потенциалом противника. 

- И нет никакого просвета, ни малейшей надежды заключить с арабами мир?.. 
- Ни малейшей... Длинная рука Ишмаэля (предка всех арабов) не знает иного естественного состояния, кроме состояния непрерывной войны. Это - джихад (священная война мусульман против "неверных";). А джихад - обязанность, установленная Кораном. 

- Но при всем том джихад все-таки прекращен, например, Египтом, с которым в Кемп-Дэвиде мы заключили мирный договор. 
- Жаль, что многие в Израиле не понимают, какова цена таким договорам. 
В исламе в принципе не существует понятия мирного договора с "неверными". Истинные соглашения возможны только между мусульманами... Принцип заповеданной войны всегда остается в силе и ждет своего осуществления, как только появится реальная возможность воплотить его в жизнь. 
Тот же Анвар Садат, который поставил свою подпись под "мирным договором" с Израилем, прекрасно знал, что подписывает лишь соглашение о временном прекращении огня. 
Но Садат согрешил, нарушил запрет, во всеуслышание заявив: "Больше не будет войны. Не будет кровопролития". И заплатил за это жизнью... 

- Скажите, в чем смысл для арабов таких соглашений о временном прекращении огня? 
- Ситуация в мире настоятельно требует контактов с "неверными". Под нажимом "неверных" приходится брать на себя какие-то обязательства. Европейцы ожидают реального мира, но то, что им предлагают арабы, - разменная монета, не рассчитанная на долгое хождение. 

- Откуда следует, что мусульмане обязательно должны разорвать соглашение, которое сами же подписывают? 
- Из "прецедента", установленного Мухаммедом. 
В 628 году он подписал соглашение с племенем курейша, известное под названием "договор хадивиа". Потому что в тот момент курейшиты были сильнее его. Договор предусматривал перемирие на десять лет. Но не прошло и двух, когда Мухаммед развязал войну и на этот раз захватил Мекку. 
Люди племени курейша верили в силу клятвы и взаимных обязательств, и чувствовали себя в безопасности. Но в том-то и дело, что временное соглашение о прекращении огня имеет и дополнительную цель - усыпить бдительность врага. 
Когда Мухаммед нанес военный удар, жители Мекки приползли к нему на коленях. Они молили о переговорах, чтобы разрешить противоречия, которые Мухаммед использовал, чтобы возобновить войну. Но Мухаммед приказал охране не допускать к нему делегацию самых знатных людей Мекки... 
Мухаммед потратил два года передышки на подготовку к войне и знал, что война неизбежна, уже в тот момент, когда подписывал договор о мире. Он прервал договор в удобное для него время. Так навсегда в исламе было установлено понятие худна - прекращение огня между врагами. 
Мусульмане никогда не подписывают перемирие на неограниченное время. Одно из основных правил - установить время действия соглашения. Когда ислам или его представитель чувствуют, что набрали достаточно сил, чтобы возобновить войну, они обязаны отменить перемирие. Если они еще не чувствуют, что готовы к войне, разрешено автоматически продлить срок соглашения на десять лет. И для этого, подчеркиваю, совсем не обязательно договариваться со второй стороной. 

- Арафат, насколько я помню, говорит о светском палестинском государстве? 
- Это ничего не меняет. Сразу же после подписания соглашения в Осло он произнес речь в мечети Йоханнесбурга, где прямо определил направление своей политики. 
Он отметил, что понимает мир в духе ислама. И обратился к урокам арабской истории. А нам следует знать: когда арабский руководитель совершает "исторический экскурс", он говорит об актуальных принципах. Ибо в исламе не существует понятия "древностей". Ислам - культура жизни, современный жизненный путь. Ислам - прошлое, которое превращается в настоящее и указывает дорогу в будущее. 
О соглашении в Осло Арафат прямо сказал, что имеет в виду временное прекращение огня (худна). И когда говорил это, знал, что это в порядке вещей. Жаль, что на эти слова тогда мало кто обратил внимание. Они были рассчитаны на тех, кто "в курсе дела". 
Я и мои друзья пытались тогда объяснить, что Арафат говорит кодом, что мы обязаны понять тайный смысл его речи. Но лидеры государства Израиль слушать нас не захотели. Евреям грезился мир по пророчеству Йешаягу: "И перекуют мечи на орала"... 
Кстати, о мирном договоре с Египтом. По случаю его подписания устроили празднество, и перед публикой выступал американский президент Картер. Он решил в своей речи использовать цитаты о мире, заимствованные из книг трех религий. Без труда обнаружил такое в Танахе, оттуда же взял то, что могло прозвучать по-христиански. Однако в Коране советникам президента найти призыв к миру не удалось - в Коране призывы к миру отсутствуют. 

- Получается, все заверения арабов - откровенная ложь? 
- В арабском фольклоре есть пословица: "За слова не платят налог". 
Надо учиться у палестинцев, как вести переговоры. Они следуют примеру мусульманского халифа Али, который вел переговоры с восставшим против него правителем Дамаска, когда ни одна из сторон не могла добиться победы... 
Представитель халифа предложил противнику высказаться первым. Ему важно было понять планы врага, чтобы принять собственное решение. 
Противник постепенно высказал все, что у него на уме, а представитель халифа помалкивал и поддакивал. Когда беседа закончилась, представитель Дамаска собрался обобщить: мол, представитель халифа признает, что Дамаску следует дать самостоятельность. Но тот остановил его: "Я никогда с этим не соглашался!". 
Этот классический пример должен научить нас не делать предложений. Прежде необходимо дать противной стороне раскрыть свою позицию. Когда противник понимает, в чем вы заинтересованы, цена предмета соглашения моментально возрастает. Когда Бегин начал переговоры, я сказал ему: "Не выдвигай предложений. Дай им высказаться". Но даже Бегин не был готов понять и принять это. 
В 1996 году состоялись переговоры с палестинцами. Перес говорил с Арафатом. Он был очень доволен переговорами и, когда вышел после беседы, рассказал: "Они соглашались со всеми планами израильтян. Всякий раз они согласно кивали головами". В точности, как представитель халифа Али... 

- Скажите, когда арабы говорят о джихаде, они имеют в виду самую настоящую войну? 
- Защитники мусульман пытаются преподнести понятие "джихад" в западной обертке. Они говорят - это "борьба" за свои интересы. Неправда!.. Это - кровопролитная война до победного конца, пока враг не сдастся исламу. 
В книгах мусульманской традиции сказано, что ислам возьмет верх над всем миром только после того, как мусульмане сразятся с евреями и уничтожат их. 
Евреи, как обещано в этих книгах, будут прятаться за деревьями и скалами. И в этот "великий день" скалы и деревья заговорят, закричат во весь голос: "Ой, мусульманин, вот, за мною еврей! Иди и убей его!!". Только одно дерево будет молчать. В исламской традиции его называют "эль осег" (дерево евреев). Речь идет о снэ (кусте, в котором Вс-вышний явился Моше). 
Мусульманские книги напоминают об этом дереве, чтобы мусульмане не забыли о том, что надо искать евреев и за деревом снэ. 
Эти книги изучают во всех арабских школах, а политические деятели в своих речах приводят из них цитаты... 

- Так что же нам делать? 
- Наша цель - заставить арабов сложить оружие, заключить с ними соглашение о прекращении огня на длительный срок. 

- Как же этого достичь, если известно, что подобное соглашение для арабов - весьма растяжимое понятие? 
- Исламу нужна причина, чтобы отказаться от войны. Эта причина - военное превосходство врага. 
Так, например, в 1229 году султан Эль Мелек Эль Камаль из Египта передал Иерусалим, который был в руках мусульман со времен Саладина, христианскому королю Фридриху Великому. Потому что Фридрих в ту пору нагнал страху на весь мир... 
Политика Израиля демонстрирует слабость и не оставляет палестинцам выбора. Они просто обязаны воевать с нами. Пока у них нет военной силы, способной устоять против Израиля, поэтому они стараются ослабить еврейское государство. 
Если мы будем значительно сильнее их, им придется откладывать джихад снова и снова. Они должны ощущать нашу силу, чувствовать, что им нас не победить. Только тогда они сложат оружие даже на не самых выгодных для них условиях... 

Интервью М. Токера, "Мишпаха"
Copyright ©2007 - 2010 Израильское информационное агентство. All rights reserved.




@темы: Арабы, Евреи, Израиль, Ислам, Коран, Правда об Исламе, Толерастия головного мозга

17:58 

Поджигатели мира и джихадёры (часть вторая)

Вот как-то не совсем могласен. "Европа была завоевана абсолютно мирными мусульманами без единого выстрела, без единого нарушенного закона." 
Как раз законы они нарушают постоянно, только тронуть их за это нельзя.
То, за что белый в Европе получит лет пять тюрмы, исламо-мусульмамнский араб получит месяца три, и то условно.


Оригинал взят у vseobislame в Поджигатели мира и джихадёры (часть вторая)
Итак, вот главный вопрос дня: Можем ли мы одержать победу над исламом?

Я не собираюсь вас интриговать. Вот мой ответ: Мы бы могли победить ислам, будь у нас воля к победе, но у нас ее нет, и потому нам суждено поражение. Это обидно до крайности. Я всегда говорила, что смерть шести миллионов беззащитных, безоружных, беспомощных евреев была бы, если не менее трагична, то, по крайней мере, менее бессмысленна, если бы они погибли, хоть как-нибудь сопротивляясь немцам. Что я могу сказать о сверхдержаве, способной сокрушить любого врага так, как, кроме нее, это может сделать один только Б-г, и которая при этом предпочитает погибнуть, лишь бы сохранить чистоту своих рук?



У человека, на которого я работала в 2001 году, в кабинете был телевизор. Утром 11 сентября он открыл дверь и попросил всех собраться у него. В приглашении, вместо обычной для босса формальности, звучали панические нотки. Мы втиснулись в его небольшой кабинет и стали смотреть, как арабы рушат Торговый центр. Один из моих коллег, ветеран Вьетнамской войны, сказал трясущимися губами:

- Завтра начнется самое страшное.

- Почему? - не поняла я.

- Они не оставили нам выхода, - пояснил он. - Завтра от них останется радиоактивная пустыня.

Время от времени события напоминают мне о его словах. Чем больше я думаю о них, тем больше уважения я чувствую к этому человеку. Он понимал, что нападение на нас требовало сокрушительного ответа и был готов поддержать его, несмотря на то, что неизбежная при этом смерть сотен тысяч людей приводила его в ужас. Такие противоречивые чувства немедленно выдавали в нем “неверного”. В действительности, он был католиком, но в контексте событий того дня это было неважно. Протестант, буддист, индуист, агностик, атеист и даже самая презренная из всех тварей Господних, еврей, чувствовали в тот день то же, что и он. И этим в значительной степени определяется разница между мусульманами и всем остальным человечеством. Что бы ни сделал с нами враг, никто и ничто не сможет заставить нас праздновать смерть.

К сожалению, мой коллега не подрабатывал по совместительству советником у президента Буша. На следующий день, объявляя свою войну с терроризмом, президент подчеркнул, что не собирается воевать против ислама. Мекке, Медине, Куму и другим “святым” местам наших врагов не угрожала никакая опасность. Так президент Буш повторил трагическую ошибку президента Картера, который в 1979 году трусливо оставил без ответа иранскую агрессию против Соединенных Штатов.

Недавно прошел слух, что после 11 сентября не последовало новых атак на Соединенные Штаты, потому что Буш якобы пригрозил, что в ответ на следующее нападение подвергнет Мекку атомной бомбардировке. По ряду причин мне трудно в это поверить.

Мекка находится в Саудовской Аравии. Саудовская Аравия, несмотря на широко известную идеологическую и финансовую поддержку терроризма, необъяснимым образом числится у нас в союзниках. Принц Абдулла, являющийся фактически единоличным правителем этой страны, ходит в друзьях у нашего президента (Буш младший - прим. редакции). (Скажи мне, кто твой друг...) Не думаю, что у президента хватит духа долбануть по такому дружественному королевству.

Есть и другие соображения, порождающие сомнения в правдивости этого слуха. Тем не менее, давайте допустим, что именно угрозой атомного удара по Мекке Буш пытается предотвратить повторение 11 сентября. Допустим также, что, несмотря на эту угрозу, мусульмане нанесли новый удар по Соединенным Штатам, и Соединенные Штаты ответили атомным ударом по Мекке. А на следующий день какая-нибудь революционная группировка из Южной Америки берет на себя ответственность за теракт. Независимо от того, будет ли это правдой или нет, время полураспада администрации после этого будет исчисляться, в лучшем случае, часами. Следовательно, бомбежке Мекки будет неизбежно предшествовать следствие. Учитывая серьезность возможных последствий, это следствие протянется годами, а детали его станут достоянием гласности и предметом широкого обсуждения мировой общественностью. Пока оно закончится, Буш будет давно уже на пенсии, а Мекка будет самым безопасным местом на свете, каковым она является уже и сегодня. Можете считать это примером того, как всемилостивый Аллах защищает тех, кто проповедует массовые убийства во славу Его.

И тем не менее, я считаю, что объявить на всю вселенную, что на Земле есть разумная жизнь, сделав так, чтобы радиоактивное свечение Мекки могли бы без помощи телескопов увидеть жители Альфы Центавра, было бы единственно правильным немедленным ответом на 11 сентября. Оно было бы не только справедливым возмездием, но также и сдерживающим фактором, который никто не решился бы назвать блефом. Мусульманам свойствен фатализм; они верят, что ни один волос не упадет с их головы, если не будет на то воли Аллаха. Наш удар продемонстрировал бы им волю Аллаха с такой ясностью, которая, возможно, вызвала бы к жизни процесс пересмотра всех мусульманских догм и, в конце концов, привела бы к превращению ислама из поклонения дьяволу, каким он является сегодня, в “нормальную” религию. Это, в свою очередь, было бы равносильно его уничтожению, поскольку, в отличие от всех остальных религий, без джихада ислам был бы лишен какого бы то ни было содержания.

Но Соединенные Штаты, вместо того, чтобы бороться с исламом, решили его демократизировать. Я не раз уже высказывала глубокие сомнения в принципиальной возможности преобразования дерьма в повидло. Несмотря на весьма популярное, особенно в Европе, мнение, что президент Буш - идиот, я не вижу причин считать его глупее, чем, например, я. Следовательно, все его разговоры о демократизации Ближнего Востока являются обыкновенной демагогией. В таком случае мы должны спросить, ради чего он жертвует жизнями американских солдат (и израильтян всех категорий), проталкивая выборы в Афганистане, Ираке и, самое невероятное, среди арабских террористов, оккупирующих Газу, Иудею и Самарию.

Я подозреваю, что ответ на этот вопрос прост и мерзок. Я подозреваю, что президент Буш просто пытается заменить плохих мусульманских лидеров хорошими. При этом “хороший” мусульманский лидер отличается от плохого тем, что готов сотрудничать с Колином Пауэллом в деле достижения американских целей в регионе. Давайте тогда спросим, в чем состоят американские цели на Ближнем Востоке. Нефть у арабов отнимать мы, к моему глубокому сожалению, не собираемся. Надежды заставить афганских и иракских ракетчиков работать на нас, как мы сделали с Вернером фон Брауном после победы над Германией, у нас нет и быть не может. Что ж остается? Демократизация Ближнего Востока?

Почему-то каждая логически мыслимая альтернатива разгрому ислама неизбежно приводит если не к катастрофе (как попытка папы-Буша выдрессировать Саддама), то к абсурду.

Самым же главным недостатком нашей абсурдной политики по отношению к “дар аль ислам” является полное пренебрежение самой страшной опасностью, которая угрожает нашей стране. Эта опасность выходит далеко за замки разрушения наших городов и подлого убийства тысяч наших сограждан. Она угрожает самому существованию нашей страны. При этом исходит она отнюдь не от мусульманских экстремистов. Ее источником являются именно те, кто в глазах поджигателей мира и полезных идиотов олицетворяют глупый миф об “умеренных” мусульманах.

Вне всяких сомнений, в стране существуют “спящие” ячейки “Аль-Каиды”, терпеливо ждущие сигнала от Усамы бин Ладена и его приспешников. Но пока они спят, они не причиняют вреда; “проснувшись” же, они немедленно становятся предметом пристального внимания ФБР. Большинству из них не удастся нанести даже одного удара (хотя отправителей конвертов с сибирской язвой так и не поймали). Как ни опасны эти агенты “Аль-Каиды”, мирное вторжение в страну полчищ “умеренных” мусульман гораздо опасней. Они оккупируют нашу страну, не нарушая ее законов, и это делает нас безоружными перед лицом их нашествия.

Если Вы сомневаетесь, что они представляют собой самую реальную опасность для нас, посмотрите на постепенное, происходящее у нас на глазах превращение Европы в провинцию всемирного халифата. Сегодня европейские города дают приют террористам, но это не террористы изменили лицо всего континента. Европа была завоевана абсолютно мирными мусульманами без единого выстрела, без единого нарушенного закона.

Если вы думаете, что Соединенные Штаты обладают иммунитетом против рака “умеренного” ислама, вы печально заблуждаетесь. Число мусульман в нашей стране постоянно растет, благодаря иммиграции и переходу в ислам из других религий. Влияние мусульман также усиливается. От арабского бакалейщика из магазина по соседству легко отмахнуться как от недавнего иммигранта, чьи дети (вы полагаете) вырастут стопроцентными американцами. Но от арабских профессоров в американских университетах, где они распространяют яд антисемитизма и антиамериканской пропаганды, так просто уже не отмахнешься. Их ядовитые семена прорастают в почве, любовно удобренной многолетними усилиями американских либералов, среди которых ведущую роль сыграли, конечно же, евреи.

Мы не можем остановить этих людей. Они надежно защищены Первой поправкой, академическими свободами, Американским Союзом Гражданских свобод и, далеко не в последнюю очередь, нашими собственными предрассудками. Например, ислам - это такая же религия, как все остальные. Например, нет плохих народов, есть только плохие лидеры. Главное же, они надежно защищены нашей готовностью примириться с любой мерзостью, лишь бы не замарать рук. Ну, что ж, наши руки будут стерильно чистоты, когда наши враги нас похоронят.

Время от времени ФБР обнаруживает, что мусульманский профессор или мусульманская “благотворительная” организация связаны с террористами. Профессора арестовывают и отвозят в тюрьму, где его уже ждет стая подпрыгивающих от нетерпения адвокатов, причем выше всех будут прыгать, несомненно, евреи. “Благотворительную” организацию закроют; ее организаторам скажут “Ай-яй-яй”. Через несколько недель они возобновят работу под другим именем. (Настоящее лицо мусульманской “благотворительности” неожиданно прояснилось, благодаря недавнему смертоносному цунами, жертвы которого, в большинстве своем - мусульмане, получают помощь почти исключительно от “дар аль харб”, в то время как “дар аль ислам” занят любимым делом - джихадом.)

В статье опубликованной 17 ноября в “Times of London” описывалось, как имамы в немецких мечетях проповедуют ненависть к немцам. Любопытно, подумала я, а что проповедуют имамы в американских мечетях? Наверное, дружбу народов и веротерпимость. А, может быть, что-нибудь другое?

Замечу, что удовлетворить мое любопытство было бы нелегко. В то время, как любая синагога, любая церковь, любой буддистский храм охотно распахнут свои двери перед иноверцем, мечети, как правило, не распространяют своего гостеприимства на “неверных”. Более того, многие мусульмане верят, что сам факт присутствия “неверного” в их капище является оскорблением исламу, смыть которое можно только кровью оскорбителя. Я допускаю, что степень угрозы вашей жизни может варьироваться от мечети к мечети. Тем не менее, я рекомендую вам не ходить на экскурсию в мечеть, недавно появившуюся в вашем и без того многокультурном микрорайоне.

Есть факты, позволяющие судить о том, какая пропаганда ведется в американских мечетях, не посещая их. Так, например, каждый акт предательства, совершенный во время войны в Ираке американскими военнослужащими, был совершен мусульманами.

Я бы хотела подчеркнуть, что мой призыв к разгрому ислама не является призывом к погромам против мусульман. Не забывайте, что для того, чтобы уничтожить нацизм, не пришлось уничтожать немецкий народ. Не призываю я и к поголовным санкциям против всего мусульманского населения нашей страны. Каждый уважающий себя антисемит готов заверить вас, что у него есть друзья-евреи. Я могу пойти дальше, потому что мусульмане есть не только среди моих друзей, но также и среди моих кровных родственников. (А чего вы ожидали от еврейского писателя с японским псевдонимом?) Подавляющее большинство мусульман, с которыми я знакома лично - замечательные люди. Они умны, честны и заслуживают доверия. Они приятны в общении и дружелюбны. И готовят они куда лучше большинства известных мне американцев.

К счастью, отличить хороших мусульман от плохих очень легко. Никто из моих мусульманских друзей и родственников не ходит в мечеть. Они являются мусульманами только по происхождению. Неверующий мусульманин может быть либо патриотом этой страны, любо ее врагом, как еврей или христианин. У верующего мусульманина такого выбора нет, потому что ислам требует, чтобы он жил по законам шариата, а не Конституции Соединенных Штатов Америки. Шариат же и Конституция несовместимы так же, как “дар аль ислам” и “дар аль харб”.

Но конституция не позволяет правительству объявить ислам вне закона или преследовать мусульман за их религию. И сами мы не готовы потребовать от правительства, чтобы оно, ради спасения страны, подвергло бы все мусульманские организации тем же мерам, каких могли бы ожидать нацисты, если бы они попытались открыть свои райкомы в Америке во время Второй Мировой войны, хотя Конституция США действовала и тогда. Следовательно, мы не в состоянии одержать победу над исламом. Следовательно, ислам одержит победу над нами, и недалек день, когда мы, проснувшись, обнаружим, что от наших священных свобод остались одни воспоминания, а сами мы превратились в “димми” в своей собственной стране.
 
Яшико Сагамори



@темы: Арабы, Джихад, Евреи, Израиль, Ислам, Яшико Сагамори

20:25 

Поджигатели мира и джихадеры (часть I)

Новая статья Яшико Сагамори, как всегда точно и правильно.

Оригинал взят у vseobislame в Поджигатели мира и джихадеры (часть I)
Согласно заметке, промелькнувшей в недавних новостях, иранское телевидение развлекает своих зрителей сериалом, главная сюжетная линия которого описывает, как израильские доктора крадут жизненно важные органы у арабских детей.

Израиль, как водится, без труда поддерживает свою кошмарную репутацию. Согласно другой недавней заметке, израильские доктора разработали вакцину, восстанавливающую имунную систему людей, больных СПИДом. Эта вакцина не убивает вирус и, следовательно, не излечивает СПИДа. Но она в значительной степени компенсирует вызванное вирусом разрушение иммунной системы больного. Благодаря ей, люди, больные СПИДом, смогут жить дольше и нормальней, чем без нее. Наряду со многим другим, это означает, что у многих больных СПИДом будет больше половых партнеров, причем некоторые из этих партнеров в результате неизбежно заразятся СПИДом сами и заразят других людей. Это дает людям доброй воли всего мира возможность с полным основанием утверждать, что в распространении СПИДа виноваты евреи. В то же время, это заставляет нас всех, от оголтелых друзей Израиля до самых искренних антисемитов, задуматься о тех чудесах, которыми Израиль мог бы облагодетельствовать человечество, если бы ему не приходилось каждый день в течение многих десятилетий отбиваться от арабов. Поскольку по целому ряду всем понятных причин никто не хочет, чтобы Израиль превратился в сверхдержаву, пусть даже крошечную, то сразу становится понятно, почему весь мир так горячо и единодушно поддерживает врагов Израиля, несмотря даже на то, что враги Израиля не скрывают своей ненависти ко всему миру. Ненависть врагов Израиля ко всему миру уходит корнями в их религию, которая требует, чтобы ее последователи завоевали всю нашу с вами планету, обратили всех нас в ислам и правили нами по законам шариата.



Поэтому бессмысленно рассуждать о том, что могло бы случиться в Израиле или где-нибудь еще, если бы на Земле вдруг наступил мир. Благодаря искусной, неустанной демагогии поджигателей мира, идея мира превратилась в такую же неосязаемую абстракцию, как, например, идиотская мечта о райских гуриях, в большом количестве ожидающих на том свете джихадеров, после того, как они получат на этом свете сполна все, что им по справедливости причитается. Все больше и больше экспертов приходят к заключению, что следующая мировая война уже началась. Они только не могут согласиться между собой относительно ее порядкового номера. Одни называют новую мировую войну третьей. Другие говорят, что третьей была Холодная война, и предлагают считать нынешнюю четвертой. Один даже заикнулся было о пятой, но ему быстро объяснили, в чем состояло его заблуждение. Ясно одно: мы потеряли счет мировым войнам. Как это ни печально, но удивляться тут нечему. Когда в последний раз наша планета провела хотя бы час без стрельбы? Я вам точно скажу, когда: ровно за час до того, как стрельба была изобретена. И как ни давно это было, а мира на земле не было и тогда.

Официально, само собой, никто эту войну мировой не называет. Официально мы прикидываемся, будто вооруженные конфликты, неизбежно вспыхивающие повсюду, где у мусульман появляется надежда оттяпать что-нибудь у “неверных”, никак между собой не связаны. Существуют три гипотезы, объясняющие, почему в каждом происходящем сегодня кровопролитии участвуют мусульмане. Во-первых, это может быть результатом простого совпадения. Во-вторых, это может быть проявлением исламофобии, распространенной среди “неверных”. И, наконец, это может быть джихадом в масштабе всей планеты, исламской мировой революцией. Первую гипотезу может принять только клинический идиот. Согласиться со второй можно только будучи либо мусульманином, либо либералом. Следовательно, если вы - не идиот, не мусульманин и не либерал, вам придется признать, что все эти вооруженные конфликты являются фронтами глобального джихада, потому что четвертого не дано.

Как-то раз один умный читатель написал мне, что если бы страны, на которые напал Гитлер, решили ему не сопротивляться, то Вторая Мировая война не состоялась бы. Это - прекрасное отражение точки зрения, которую усердно проталкивает пропаганда поджигателей мира. Поджигатели мира определяют мир как отсутствие войны. Те, кто разделяют их точку зрения, обычно склонны верить, что Билль о Правах гарантирует, в числе других лакомых вещей, право на равную зарплату. Европейские евреи не сопротивлялись Гитлеру, но подражание Ганди не спасло их от уничтожения. Вы, возможно надеетесь, что шесть миллионов убитых немцами евреев наслаждаются вечным миром, но точно вы этого знать не можете. Вполне вероятно, что они пребывают в навеки остановившемся мгновении последней агонии. Возможно также, что их просто больше нет. Cледовательно, их смерть имела бы куда больше смысла, если бы они пали в бою, как евреи Варшавского гетто. По мне любая война лучше такого мира.

Каждый народ определяет мир по-своему. Мусульмане, например, делят мир на две зоны. Одна называется “дар аль ислам”, что означает “царство ислама” и включает в себя все части нашей планеты, уже завоеванные мусульманами. Другая же называется “дар аль харб”, что означает “царство войны” и включает в себя все части нашей планеты, которые мусульманам еще предстоит завоевать. Мусульмане отождествляют мир с исламом. Все же, что исламу пока не принадлежит, является объектом будущего захвата и разрушения. Впрочем, разрушением это является только с точки зрения “неверных”; с точки же зрения мусульман, это будет нашим приобщением к “дар аль ислам” - царству мира. Более того, мусульмане верят, что это будет нашим возвращением в “дар аль ислам”, поскольку, согласно учению их лже-пророка, весь мир принадлежит аллаху, а все люди, начиная с Адама и включая нас с вами, появляются на свет мусульманами. Таким образом, мусульмане не врут, уверяя нас, что их злобные предрассудки являются религией мира: согласно их определению мира, так оно и есть. Нам же мир согласно джихадерам не подходит так же, как мир согласно поджигателям мира, причем не в силу каких-то там религиозных соображений, а просто потому, что существует вполне надежная статистика, согласно которой большинство мусульман, умирающих насильственной смертью, погибают от рук своих же братьев-мусульман. Нет, такой мир мне тоже не нужен.

При всем моем бездонном презрении к исламу и порожденному им образу жизни, я, тем не менее, верю в право мусульман, как и всех остальных людей, жить так, как им нравится, при условии, что они не будут пытаться распространить свой образ жизни на другие народы. Вот мое определение мира: мир - это свобода народа жить в соответствии с собственными представлениями о том, что такое хорошо и что такое плохо, не навязывая этих представлений другим и не опасаясь, что другие попытаются навязать свои представления им. Мусульманские обычаи вызывают у меня омерзение, будь то готовность убить собственную дочь или сестру по малейшему подозрению в “бесчестии”; то, как они уродуют своих дочерей на самом пороге юности, навсегда лишая их радости, которая, между прочим, была дарована человеку Б-гом; публичные казни, в которых нередко, как, например, при побивании камнями, зрители с энтузиазмом принимают роль палачей. Я не в состоянии понять, как можно молиться в коленно-локтевой позе, гораздо лучше подходящей для совершенно другого упражнения. И тем не менее, я не считаю себя вправе возражать против всей этой мерзости и дикости до тех пор, пока к участию в ней, в каком угодно качестве, не пытаются привлечь меня. К сожалению, ислам требует от мусульман привлечь меня к соучастию, лучше силой. Это называется джихад. Это - святая обязанность каждого мусульманина. И это уже происходит. Практически каждый вооруженный конфликт в современном мире является фронтом джихада.

Как и в любой войне, не все фронты одинаково важны для воюющих сторон. Самым главным фронтом джихада для мусульман является война арабов за уничтожение Израиля. Эта война широко известна во всем мире как “мирный процесс на Ближнем Востоке”. На первый взгляд, такое название кажется позаимствованным у Оруэлла. На самом же деле, оно описывает ситуацию с математической точностью, в полном соответствии с определением мира, навязанного нам поджигателями. Подумайте сами, ведь если бы Израиля не было, то не было бы и арабской войны за его уничтожение: как пелось в некогда популярной песенке, если у вас нет собаки, ее не отравит сосед. Как видите, война арабов за уничтожение Израиля, как и все остальное, что еще не вполне благополучно на нашей планете, является виной евреев, несмотря даже на то, что евреи - это единственный народ на земле, не совершивший ни единого акта агрессии за последние две тысячи лет.

Даже американское вторжение в Афганистан и Ирак не так опасно для ислама, как мирное существование крошечной еврейской страны, и это несмотря на то, что военная мощь Соединенных Штатов позволяет им бестрепетно направлять гнев аллаха прямо на головы правоверных. Сравните, например, нашу войну в Ираке в 1991 году с недавним цунами. В обоих случаях большинство погибших были мусульманами, причем, согласно некоторым источникам, в войну их было убито больше. Однако в то время, как цунами, несомненно, было делом Господа (и те, кто по привычке винит в нем евреев, только доказывают, что даже в глазах антисемитов мы находимся ближе к Б-гу, чем они), война в Ираке была делом рук Соединенных Штатов. При этом нам даже не пришлось (а жаль!) применить самое страшное оружие, имеющееся в нашем арсенале. Я часто думаю, что если бы было технически возможно взять прощальные интервью у иракских солдат, убитых нами, когда они беспорядочно, трусливо, но не бросая по возможности награбленного, бежали из Кувейта, мусульманская теология претерпела бы ряд серьезнейших изменений. Но и без этого у мусульман достаточно причин бояться Соединенных Штатов, как Б-жьего гнева. В то же время, если сверхдержава не использует своего самого страшного оружия даже для того, чтобы ответить на самую разрушительную атаку, которую ей когда-либо пришлось претерпеть, то оно неизбежно теряет свой сдерживающий эффект. Кроме того, мусульмане знают, что ни одна страна не может оставаться сверхдержавой бесконечно долго. Сверхдержавы появляются, шумят, сменяют эмиров и президентов, перекраивают границы, проливают кровь (как правило, второстепенных персонажей) и, в конце концов исчезают со сцены, так и не потревожив застоя, веками царящего в “дар аль ислам”.

С Израилем дело обстоит куда сложнее. Арабы превосходят евреев численностью до такой степени, что, казалось бы, они должны быть в состоянии просто растоптать Израиль, не прибегая к оружию. Тем не менее, все их войны против Израиля закончились позорным поражением. Окруженный смертельными врагами, Израиль продолжает жить, полон юной энергии, процветающий, свободный, привлекающий туристов и иммигрантов даже в самые тяжелые времена. Арабы же, что бы ни происходило с ними и вокруг них, остаются теми же злобными дикарями, какими они были много веков назад, когда они навсегда лишили себя всякой надежды на лучшее будущее, решив последовать своему лже-пророку. У арабов и евреев, обладающих общими генами, живущих по соседству друг с другом, образ жизни должен бы быть похожим. В действительности же, контраст между двумя образами жизни куда более разителен, чем контраст между раковой опухолью и звуками Менухинской скрипки. На какие бы обстоятельства вы ни пытались бы списать эту разницу, до тех пор, пока Израиль жив, он остается доказательством бессилия ислама во всем, что не относится к убийству беззащитных.

В любом соревновании можно победить, либо превзойдя соперника, либо убив его. Это создает трудную дилемму для мусульман: с одной стороны, как правоверные, они заслуживают лучшей жизни, чем все остальное человечество; с другой стороны, они живут явным образом гаже всех, потому что ислам отвергает успех в земных делах как грешную суету. Единственный доступный мусульманам способ эту дилемму разрешить - это убийство, предпочтительно массовое, соперников. Поэтому нам важно понять, что война арабов против Израиля - явление не случайное и отнюдь не временное. Она является результатом принципиальной несовместимости между “дар аль ислам” и “дар аль харб”. Она не прекратится сама по себе. Ее не удастся прекратить, задабривая арабов подачками, например, двумя миллиардами долларов, ежегодно, начиная с 1973 года, переплывающими из наших карманов в Египет за то, что тот не нападает на Израиль, или вручение Газы, Иудеи и Самарии террористической организации, которую следовало уничтожить до последнего человека по меньшей мере 37 лет назад. Сегодня военная победа Израиля над этой организацией или над любой поддерживающей ее страной, включая даже Францию и Германию, тоже не остановит этой войны. Джихад - война против “неверных” - является сутью ислама. Наиболее ненавидимыми “неверными” являются, естественно, евреи. Поэтому мира на Ближнем Востоке не будет до тех пор, пока либо Израиль не будет стерт с лица земли, либо исламу не будет нанесено глобальное поражение, которое сделает продолжение джихада в какой бы то ни было форме невозможным.

К сожалению, других альтернатив у нас нет. К сожалению, ислам невозможно реформировать в мирную - с нашей точки зрения - религию. Проблема здесь в том, что такая реформа неизбежно означала бы отказ от джихада. Но если убрать из ислама джихад, то от него останется набор пустых ритуалов, в которых будет не больше содержания, чем в “Шма Исроел” в исполнении дрессированного попугая. Ислам является идеологией джихада точно так же, как фашизм является идеологией завоевания и порабощения. Несмотря на то, что ислам и фашизм облекают свои идеи в весьма различные формы, завоевание и порабощение являются в равной мере сущностью обоих учений. Между ними существуют два фундаментальных различия: во-первых, ислам гораздо старше, а, во-вторых, мусульмане салютуют своему идолу, поднимая не руку, как фашисты, а задницу. Для нас же важно лишь то, что и те и другие при первой же возможности убьют вас, ваших родителей и ваших детей, причем с ликованием в душе, как от мицвы.

Я понимаю, как трудно должно быть человеку Западного мира поверить, что все, что я пишу - правда в самом буквальном смысле. Я не скрываю, что являюсь врагом ислама в той же степени и по той же самой причине, что и фашизма. Поэтому вы будете правы, если усомнитесь в моей объективности. Честно говоря, я даже не пытаюсь притворяться объективным: в данных обстоятельствах достаточно сохранить правдивость. Поэтому я прошу вас не ограничивать свое чтение на темы ислама моими статьями. Многие авторы (например, Хью Фитцджеральд, Дэниел Пайпс, Алисса Лаппен) куда лучше меня знакомы с фактами. Но и они являются врагами ислама, так что и их слова не следует принимать на веру. Попробуйте почитать Коран и Хадиты; посетите мусульманские сайты в интернете - они существуют на всех языках; найдите издания их газет на вашем языке. Уверяю вас, то, что вы там найдете приведет вас в ужас легче, чем все, что я могу написать. Врага надо знать в лицо всегда, а нам с вами - особенно, потому что знание врага является единственным доступным нам оружием.

Если в моих рассуждениях нет ошибки и единственной альтернативой гибели Израиля и всей нашей цивилизации является глобальное поражение ислама, то возникает вопрос, возможно ли это практически или победа ислама неизбежна, как смерть. Я попытаюсь ответить на этот вопрос во второй части этой статьи.
 
Яшико Сагамори
 
Авторизованный перевод Захара Либерберга


Продолжение следует
Оригинал статьи




@темы: Арабы, Джихад, Евреи, Израиль, Ислам, Яшико Сагамори

Asket_na

главная